Меньше всего это напоминает праздник. Несмотря на то, что на кухне, в углу, стоит елка, с трезубцем вверху.

Окна завешаны одеялами, на лестнице в коридоре - мешки с песком: казарма только внешне кажется сонной и пустой, люди внутри воюют четвертый год, готовы ко всему. Само здание находится в центре поселка, на первом этаже - магазин секонда и салон красоты, между вторым и третьим этажами стоит автоматчик, чужих не пропускает. И чужие сюда и сами не пойдут. О том, что здесь стоят украинские военные, с «той» стороны прекрасно знают - когда был последний обстрел Новолуганского, сюда тоже били – снаряд летел прямо в казарму, но попал в сосну, растущую напротив здания. Срезал ствол, срикошетил, побил машины военных. Следы обстрела можно увидеть по всему поселку - покрошенный асфальт, разбита вывеска на детской площадке, несколько глубоких ям в парке. Следы от огня на церковной стене. Выбиты окна в старых хрущевках, некоторые уже отремонтированы, с новыми стеклопакетами, некоторые и дальше чернеют холодными провалами: очевидно, во многих квартирах никто не живет. В разбитом окне трепещет грязно-белая занавеска. Будто кто-то капитулирует. Проходим улочками, смотрим, собственно, куда прилетали. Местные на нас не обращают внимания - похоже, привыкли. Заброшенный детский сад, небольшой базарчик – черный блестящий чернозем пристает к подошвам, прошлогодняя трава мокрая и тяжелая под декабрьскими осадками, за два дня завершается этот год - четвертый год войны.

«Смотрите, - показывает военный на памятник, - видите там отпечаток звезды? Попросили местных ее убрать. Там еще лента была «георгиевская». Мы говорим, лента пусть остается, лишь покрасьте ее в желто-синий цвет. Они не согласились, просто сняли ее. Это если вам интересны настроения местных».

О настроениях местных с военными говорить вообще интересно. Хотя их показания всегда следует воспринимать осторожно: не каждый местный решится с военными быть откровенным.

«Они хоть понимают, кто их обстреливал?» - уже, сидя в казарме, на кухне, спрашиваем у знакомой. Знакомая – харьковчанка, воюет в добровольческом подразделении, вместе со своим мужем.

«Кто-то понимает, - отвечает она, - кто-то убежден, что это украинцы стреляют сами по себе». «Люди разные, - добавляет. - Местная, так сказать, интеллигенция, то есть люди с высшим образованием, поддерживает Украину. Так вот получается».

Последние дни в поселке тихо. Лишь иногда воздухом встряхивает. Танк, комментирует кто-то. Особого внимания на это никто не обращает – стреляют далеко, волноваться нечего. Военные сходятся к столу – приехали гости, всем хочется поговорить, каждому есть что рассказать. Командир разведчиков рассказывает, как занимали села в «серой зоне». Вспоминает о фермере, у которого остановились. Тот, встретив военных, с ходу высказался в поддержку ВСУ, правда раскритиковал на всякий случай добровольческие батальоны. Когда узнал, что перед ним добровольцы - испугался и приготовился к худшему. Тем более – добровольцы изъяли у него незаконное оружие. Поселил военных в кухне. «На столах стояли запасы домашнего вина. Десять больших кастрюль, ты представляешь!» - с восторгом рассказывает разведчик. Когда добровольцы за пару недель съехали, фермер с изумлением обнаружил, что его запасы алкоголя остались нетронутыми. Не знаю, повлияло ли это как-то на его настроении.

Воевать за свою страну

На обратном пути подбираем в Харьков одного из бойцов. По дороге рассказывает свою историю. Бизнесмен из Макеевки, поддерживал Майдан. Весной 14-го их стали вылавливать. Его предупредили знакомые, успел убежать. Бросил все, что имел, перебрался в Харьков. Долго пытался попасть на передовую. «Тогда даже за деньги не хотели мобилизовать. Ну вот поэтому я здесь», - говорит о своем батальон. «Вообще это честь - воевать за свою страну. Не каждому поколению выпадает», - добавляет.

Говорит самом деле без пафоса, видно, долго это все себе обдумывал. Говорит по-русски. Как и все добровольцы, которых здесь видели. Харьковчане, днепропетровцы, схидняки, одним словом – встречают на фронте четвертую новогоднюю ночь, воюют за свою страну.

Уже в Бахмуте начинаешь обращать внимание на новогодние огни и украшения. Ну да - впереди праздник, война остается позади. Позади остается черный тяжелый грунт неубранных полей. Позади остается холодное низкое небо над «серой зоной». Позади остаются забитые фанерой окна мирного населения и бойницы армейских казарм. Чем дальше больше елок и яркой рекламы. Харьков целом тонет в свете и мишуре. Улицы забиты поздравлениями от президента и мэра. В магазинах не протолкнешься, в ресторанах нет свободных мест. Ну да – все не могут жить войной, война утомляет, война измучивает, истощает. Особенно тех, кто не имеет к ней никакого отношения. Всем хочется покоя. Всем хочется уюта. Все хотят чуда.

Вот только чуда не будет. Будет война. И выстоять в ней можно только всем вместе - и схиднякам, и захиднякам, и военным, и гражданским. Независимо от настроений.

Сергей Жадан – поэт, прозаик, переводчик, общественный активист


powered by social2s

Новости

В Харькове- марш против капитуляции

14 октября в День Защитника Украины в Харькове проходит марш сопротивления капитуляции.

Памятный знак УПА снова облили краской

Неизвестные в очередной раз облили краской памятный знак УПА в Молодежном парке. Об том сообщили в паблике «Український Харків».

В Харькове открыли монумент Защитникам Украины

В Харькове 14 октября в День Защитника Украины состоялось торжественное открытие памятника. На площади «Защитников Украины» собралось около 500 харьковчан.

В Харькове автор презентовала свою книгу «Волонтерские истории»

Известная волонтер Людмила Охрименко презентовала в Харькове свою книгу с рассказами о том, что ей довелось увидеть на фронте.

Депутат горсовета помогает своему помощнику материально

Главный врач тринадцатый городской больницы продолжает отдавать сотни тысяч гривен на ремонт больницы своему помощнику.

Будущие полицейские присягнули на верность народу Украины

Первокурсники Харьковского национального университета внутренних дел приняли присягу.