Чем занимается прокуратура, арестовав подозреваемого? Обычно – рутиной уголовного производства. Допросами, экспертизами, очными ставками, следственными экспериментами. Готовит дело в суд, причем так, чтобы там все поняли – обвинение не пасьянсы раскладывало, а качественно трудилось. Соответственно и приговор должен бы быть обвинительный – если прокуратура качественно потрудилась. Отдавая дань уважения этому серьезному заведению, все же приходится констатировать – оно не всегда работает именно так.

Военная прокуратура утверждает, что ректор ХНУВС генерал-майор Алимпиев и его заместитель полковник Никифоров совершили растрату почти двух с половиной миллионов гривен при закупке топлива. Говорит, что выгоду от этого получили две компании, продавшие топливо университету. Естественно, подозрение падает на начальника и его зама, которые по формальным признакам занимались закупкой. Действительно – «…скажи-ка дядя, ведь не даром…». А раз так, то обоих офицеров необходимо было арестовать, что прокуратура и сделала. А раз есть подозреваемые, логично было бы допросить их, свидетелей, изучить документы, установить все детали закупки-растраты и передать дело в суд.

В настоящее время можно говорить о том, что прокуратура по делу о растрате ничего не делает. Не проводит следственные действия, не мучает законными допросами подозреваемых, свидетелей и косвенно причастных лиц к делу, не «трясет» всех, кого можно, особенно бухгалтерию. В результате практически пустое уголовное производство «гуляет» по различным инстанциям: военная прокуратура Харьковского гарнизона передала производство в САП, потом оно попало в НАБУ, потом вернулось обратно в военную прокуратуру. А та на судебном заседании твердит, что не может заниматься этим делом, оно не в их подследственности. Но та же военная прокуратура держит производство у себя, пишет ходатайства о продление сроков содержания под стражей генерал-майора Алимпиева. В итоге на четвертом месяце следствия даже свидетели не допрошены. В деле нет практически ничего кроме экспертизы и результатов обысков. Да и те были произведены с нарушениями.

Хотя, чему тут удивляться, если прокуратура даже в ходатайстве пишет «… совершил преступление…». Но тут же указывает, что генерал является подозреваемым. А суда, в котором была бы доказана его вина, пока не было. Но, прокуратура все равно числит его преступником, словно, не сомневаясь в исходе суда, тем самым нарушая закон. Презумпцию невиновности в Украине никто не отменял.

Дальше – больше.  Стоит отметить, что мера пресечения применяется, если есть риск того, что подозреваемый сбежит. И этот риск следователь должен доказать в суде. Тогда человека могут арестовать или подвергнуть домашнему аресту. В этом же деле ни одного риска, предусмотренного статьей 177 УПК не доказано, но подозреваемых посадили в камеры СИЗО.

Конечно, нельзя исключать и совсем уж невероятного – что следствие ведется настолько секретно, что даже подозреваемый не может ознакомиться с его материалами. И это отнюдь не ирония – перед вторым заседанием в Дзержинском суде, на котором рассматривалось продление сроков содержания под стражей, ни генералу, ни его адвокату Журавлеву не были вручены материалы уголовного производства. Военный прокурор в день заседания, конечно, мог бы ознакомить адвоката с материалами во время трехчасового перерыва. Но делать этого он не стал. Почему – тайна сия велика есть…

Она в этом деле не единственная, особенно если знать, что непосредственно перед возбуждением уголовного производства университет проверяло КРУ. Хорошо проверяло, тщательно, но нарушений никаких не выявило. А уже после этого появилась прокуратура и сразу нашла растрату в 2,4 миллиона. То есть, сработала лучше профессиональных ревизоров – казалось бы. Но в ходе дальнейшего расследования это впечатление быстро исчезает.

Зато появляется впечатление прокурорской корысти. Это когда выясняется, что есть явный конфликт интересов по поводу земельного участка и здания на улице Клочковской, которые принадлежат университету. Алимипиев не хотел и не будет отдавать то, что принадлежит университету, поскольку и земля, и помещения предназначены для обучения будущих офицеров.

Наличие таких деталей ставит под сомнение как само обвинение, так и мотивы действий прокуратуры. Неужели прокуроры не хотят доказать вину и получить «палочки», показатели раскрываемости, заслуженные награды или просто жирные плюсы в своих прокурорских карьерах?

Производство, которое уже передавалось в САП и в НАБУ, вернулось в прокуратуру. Прокурор признал, что он ничего не сделал, сказал, что он не имеет права его расследовать и вообще отдает его обратно в НАБУ. Но просит засадить генерала в камеру.

Полковник Никифоров вышел из СИЗО под залог. Генерал-майор Алимпиев также вышел под залог и подал апелляционную жалобу на решение суда первой инстанции, равно как и его адвокат. Коллегия судей апелляционного суда истребовала из Дзержинского суда материал. Военный прокурор был уведомлен судом о заседании, однако от его первого заместителя поступило письмо, мол, с 26.01.2018 года уголовное производство закреплено за детективом НАБУ, а прокуратура не имеет полномочий на расследование. Пока все это зачитывалось судьей Курило, судья Яковлева повернулась к коллеге Чопенко и заулыбалась…

Несмотря на отсутствие военного прокурора, судебное заседание состоялось. Судьи Курило, Яковлева и Чопенко, отменили постановление следственного судьи Дзержинского суда. Справедливость восторжествовала? Нет. Не все требования жалоб были удовлетворены, несмотря на явные нарушения следственного судьи и военной прокуратуры. Доводы адвоката коллегией судей не были услышаны, поэтому к генерал-майору Алимпиеву была применена мера пресечения в виде залога на сумму 1 миллион 500 тысяч и применены дополнительные обязательства. Причем, коллегия судей АСХО не посчитала необходимым их конкретизировать.

Видя такие нарушения прокурорами законов, невозможно не задаться вопросом – какое количество дел состряпано ими таким же способом? С нарушением всех и всяческих норм закона. И сколько людей вынуждены ходить на допросы, давать показания, доказывать свою невиновность по высосанным из пальца делам? Тем более – сколько людей лишилось свободы, не совершив ничего противозаконного, просто по прокурорскому хотению?

Напомним, 17 ноября генерал-майор А.Н. Алимпиев и его заместитель полковник И.А. Никифоров были задержаны сотрудниками военной прокуратуры по подозрению в растрате 2,4 млн. гривен в пользу двух ООО при закупке горючего. Позднее Дзержинским районный суд взял под стражу генерал-майора и полковника на два месяца с правом внесения залога. Через некоторое время полковник Никифоров вышел под залог, тогда, когда апелляционный суд снизил сумму залога, а генерал-майору безосновательно продолжили сроки содержания под стражей до 13 февраля 2018 года.


powered by social2s

Новости

Детская выдумка будет стоить харьковчанам пять миллионов

У Кернеса на праздники потратят 5 миллионов на подготовку площади Свободы к концертам.

Кто готовит гвардейцев к экзамену на право носить берет с отличием?

Мы продолжаем следить за процессом подготовки гвардейцев к экзамену за право носить берет с отличием.

Харьковчане платят за одну и ту же воду несколько раз

На сегодняшней сессии Харьковского горсовета выяснилось, что кроме платы от населения КП «Харьковводоканал» также получает десятки миллионов дотации из бюджета города.

В Харькове на День города пройдет фестиваль графити

23 августа на летней площадке театра оперы и балета состоится открытие IV фестиваля уличного искусства «Харьков SmART Fest» посвященного дню города, сообщает МГОбъектив.

Фотографов зовут в Нескучное

21 ноября в галерее «Мистецтво Слобожанщины» состоится выставка фотографий посвященных родине Зинаиды Серебряковой селу Нескучному. Фотоработы на конкурс «Нескучное: Фотовзгляд» можно подавать до 16 ноября включительно, сообщает МГОбъектив.

В Харькове хотят создать зоополицию

Защитники прав животных требуют создать в Харькове зоополицию. Данное требование будет выдвинуто 15 сентября на Всеукраинском марше за права животных, который состоится в Харькове, пишут организаторы.